_GP_
Утопая в г***е - весело и задорно булькай!
Утро. Пасмурно. Грустно. Дальняя дорога навивает много тоскливых воспоминаний. Очень многое хочется сказать, но тут же понимаешь, что слова в этот момент не уместны. Мимо проносятся машины. Любоваться красотами родной страны, как обычно я это делаю, не хочется. Хотя бы уже потому, что едешь на похороны. Да уж, а так много не успел сказать дедушке. Очень много. О многом спросить. Хотя бы о том, как он прошёл через войну. Прошёл с начала до конца.
Мой дедушка. Отец моей матери и моего дяди. Полковник. Он очень многое успел сделать для нашей отчизны. Но и не меньше – для того, чтобы его потомки могли гордиться им. Особенно печально, что судьба разлучила его с нами. Я так и не успел с ним пообщаться, ставши взрослым. Пока ты – ребёнок, тебя не очень волнует то, что было когда-то. А теперь…. В основном то, что я знаю из его жизни – всё это я слышал от матери. У него была очень сложная жизнь и судьба. Служба не оставляла времени на детей. Развод с бабушкой помешал общению и с внуками. А жаль. Очень хотелось бы с ним сейчас поговорить. Расспросить о его жизни. Перенять его опыт.
Между тем, это был не только мой дедушка, но и ветеран. Ветеран, награжденный орденами Отечественной войны I и II степени, Красной Звезды, двумя медалями «За отвагу», медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Кёнигсберга» и многими другими. С детства помню дедушкину грудь, которую не было видно из-за орденов и медалей. В детстве не успел расспросить, а сейчас уже, не могу лично узнать у дедушки, как и за что он их получил. Только газетные вырезки и мамины воспоминания. О нем писали часто – герой. Еще до войны поступил в артиллерийскую спецшколу, а в августе 41-ого ушел на фронт, в район Серпухова и Тулы. За время войны он много раз был ранен, но всегда возвращался на передовую. Участвовал и в обороне Сталинграда, и в Курской битве, в районе Прохоровки – где, как известно, было самое крупное встречное танковое сражение Второй Мировой, а так же во многих других сражениях и битвах. Служил он не просто на самоходке, но и в разведке, т.к. хорошо владел немецким языком. Из-за контузии, которую он получил, когда подбили его самоходку, он был вынужден встречать День победы в госпитале. После войны был привлечён в группу, изучавшую немецкие документы для Нюренбергского процесса. После – Военный институт иностранных языков и служба в ГРУ – Главном Разведывательном Управлении. Дипломатическая и консульская работа в США, Канаде, Египте, Франции, Гане, Италии, Чехии и в многих других государствах.
В голове его рассказы о войне. Один раз он рассказывал как они, с товарищами, на разведке прорвались за линию фронта. Им пришлось многое пережить в ту ночь. Сидя в самоходке, укрытой брезентом, ждать подхода наших войск. А неподалеку, прогуливаясь, идут домой немцы, громко вспоминая о показанном кино и о том, как хорошо в трактире у Ганса. Они даже не подозревали, что та безобразная куча сушняка - советская самоходка, в которой укрылись разведчики готовые к бою, а руки их уже устали держать взведённое оружие.
Возвращаясь из воспоминаний о деде, вижу – уже прибыли на место. Родственники и дедушкины друзья уже собираются, тут и мой второй дедушка – военный летчик, так же служивший в ГРУ после войны. Мой дядя – капитан 2-ого ранга, штурман подводной лодки. Друзья дедушки – его сослуживцы, за плечами которых интереснейшая жизнь, напрямую связанная со службой Родине. Трагично. Как хотелось бы, что бы такие люди ни когда не умирали. Соболезнования. Горе в глазах у каждого. Сердце не хочет верить во все происходящее вокруг. Приехали солдаты, встали на караул. В их глазах читаю то же сожаление по смерти героя и гордость, за то, что в нашей стране рождаются Такие люди. Люди достойные памяти предков - например, отца моего дедушки, поручика царской армии, награжденного тремя Георгиевскими крестами, и способными оставить о себе такую память, что каждый, кто его знал, будет гордиться этим. Отпевание проходило в иллюзии, что это всё - неправда.
Приезжаем на кремацию. Охватывает гордость за дедушку и его дела. Ведь на этот скорбный обряд перед его фотографией несут флаги, под караулом солдат. Площадь перед зданием, где будет происходить кремация, остановилась. Все смотрят, все соболезнуют нам, потерявшим такого человека. Все видят его медали. Все переживают с нами эту потерю. Ведь это, отчасти, и их потеря.
Последние слова перед кремацией.
Дедушка, дедуля, я никогда тебя не забуду, я всегда буду гордиться тобой, я всегда буду любить тебя, чтобы нас не разъединяло. Я хочу быть достойным тебя. И все сделаю, чтобы это было так.
Не стыжусь слез. Ведь это мой дедушка.
Дедушкины друзья-ветераны стоят на выправку, провожая соратника. Звуки гимна играют при опускании гроба. Выстрелы. Плачут все, провожая героя в последний путь. Именно в такой момент понимаешь, что из жизни мужчине нужно уходить именно так. Многое, сделав и заслужив такие посмертные почести. А ведь некоторое время назад было естественно, что люди годами, иногда даже целые семьи людей веками добивались гордости за род. За отцов, дедов, прадедов. Добивались признания отечеством. Добивались чести, благородства. Это было нормой. А сейчас. Сейчас почему-то ушло в небытие такое чувство долга перед предками и потомками. И об этом стоит задуматься.
Дождь. Небо словно разделяет наше горе. Долгая дорога домой проходит в молчании. Ноутбук. Статья.
Их осталось не так уж много. О них стоит заботиться, ведь каждый из ветеранов сделал очень многое, чтобы мы были живы. Чтобы нам гордится ими. Так почему же нельзя прямо сейчас позвонить и сказать, что мы их любим и очень ценим. Даже если это не ваша бабушка или не ваш дедушка, почему бы просто не подойти и не сказать им «Спасибо вам, за то, что вы есть, за то, что вы для нас сделали». Каждый из этих людей заслужил это. Может не стоит ограничиваться гвоздикой на 9-ое мая, может, стоит им уделять хоть пять минут телефонного разговора в день. Они ведь сделали для нас будущее.

В память о Трофимове Николае Ивановиче.